Привычка – деспот меж людей…

6 августа 2009 /  
Рубрика: Истории из жизни

Сергей Ковтуненко – студент факультета кибернетики Киевского университета им. Т.Шевченко, 21 год, любит математику и читать что-то из фэнтази, например, весь Тери Брукс и его сборник «Шанары» прочитаты от и до.

Мурена

Оксана Лифер – Эмоциональность? Мягко сказано. Скорее, реактивность. Сладкое студенчество ее уже не тешит, так душа просит совершенствования профессионализма в реальной жизни. И поскорее. Противоречивость во всем, но те, кто устоял перед ее характером, во всей силе почувствовали, что значит быть ее другом, коллегой, любимым.

Сергей Ковтуненко – студент факультета кибернетики Киевского университета им. Т.Шевченко, 21 год, любит математику и читать что-то из фэнтази, например, весь Тери Брукс и его сборник «Шанары» прочитаты от и до.

Я был на море со своими двумя друзьями, которые курили. Получилось так, что я в 15 лет первый раз оторвался от родителей и хотел просто попробовать, что это такое. Попробовал и понял, что гадость все это, но курить продолжал из-за интереса и, наверное, чтобы быть на равных. Через пару недель началась учеба в школе, и один друг на перемене бросили клич: «Ну, идем, покурим!». Я захотел выделиться и крикнул: «Идем, я тоже с вами». Как мне потом сказали, многие офигели от того, что за лето я начал курить тоже, потому что от меня в классе никто этого не ожидал. Теперь со своим другом мы не только дружили, но и ходили на курилки вместе.

Так курил два с половиной года, но понял, что это стало моей привычкой и я от нее завишу: я не могу, чтобы не покурить. При том меня сковывало то, что надо было постоянно думать, где достать сигареты. Обычно как курят: или по потребности организма, или просто так за компанию. Я решил «за компанию» игнорировать, и курить только тогда, когда этого требовал организм. Особенно после еды. Бросал постепенно и со временем вышел всего на две сигареты в день. Держался так в течение месяца, потом только 2 сигареты, потом одна… А последнюю точку поставила моя девушка, которая сказала: «Все, давай бросай курить». Правда, через некоторое время захотелось страшно закурить. Но терпел, отвлекал себя чем-то, брал книгу и еще что-то. Было трудно примерно первые три недели, а потом все нормально. Думаю, больше сигареты не для меня.


Мурена — начнем с того, как и почему я закурила. Примером мне послужила подруга, начавшая курить в 14 лет — по-моему, курила ее мать, да и тетя тоже, и ей нравилось наблюдать за курящими женщинами; кроме того, ей нравилось производить впечатление взрослого, самостоятельного человека, который сам решает, как ему удобнее расправиться со своим здоровьем. Итак, она курила, а я была рядом и всегда пыталась отговорить ее от курения. Мне не нравился запах дыма, нравилось только, как пахнет свежий табак, которым набиты сигареты в пачке. Сама я начинать курить не собиралась, поскольку до 13 лет включительно жила в одной квартире с курящим отчимом (2 пачки в день). Он курил даже ночью — просыпался от собственного кашля, шел на балкон и курил. Стоит ли говорить, что моя мать постоянно пилила его и просила «не отравлять ее и ребенка», но это никогда не действовало — он даже не пытался курить меньше, не то что бросить.

Почему я начала курить? Во-первых, я не подозревала, что это станет привычкой. Мне хотелось понять, что испытывают курящие люди; ради чего они это делают, какое удовольствие получают. Подруга рассказывала мне, что приятная часть — это закуривать, делать первую затяжку, наблюдать за дымом. Впервые закурив (это было, когда мне было 15), я старалась не затягиваться глубоко, поскольку знала, что могу закашляться, и ничего такого неприятного не испытала — ну, разве что вкус дыма меня сильно разочаровал. Неважно, что это были за сигареты: когда делаешь первую затяжку, это не может показаться вкусно. Как и первый глоток любого алкогольного напитка.

Итак, я попробовала и не нашла ничего приятного в занятии. Тем не менее, после этого я примерно раз в месяц выкуривала по сигарете, а однажды выкурила даже две подряд, отчего потом ужасно кружилась голова. Я считала, что не курю, и никогда не закуривала на улице либо в общественных местах.

После 16 лет, поступив в учебное заведение, я быстро привыкла курить с другими девушками на переменах. Что бы ни говорили о курении, это все же не столько и не только способ «казаться круче», сколько способ проводить «лишнее» время. Когда куришь, вроде бы чем-то занят. Если не привык сидеть без дела, курение успешно подменяет собой любое другое необязательное занятие. Отучиться курить, когда чего-нибудь ожидаешь, очень сложно.

Итак, всего я курила 7 лет — с 16 до 23 включительно, последние 5 из них — не меньше, чем полпачки в день. Никакие аргументы некурящих на меня не могли бы подействовать, поскольку я вообще не люблю, когда меня пытаются в чем-то убедить. Вероятность смерти возрастает? Ну и что! Какая фигня! Вот я выйду на улицу, упадет мне на голову кирпич — и где тогда будет ваша эмфизема легких? Кроме того, не все ли равно мертвому, отчего он умер, и кто сказал, что умереть от несчастного случая приятнее, чем в результате долгой болезни? Да, мы знаем, что испытывают люди во время болезни, но мы ведь не можем знать, как чувствовал себя в момент несчастного случая тот, кто от него умер! То, что курение вредно, никак не мешало мне получать от процесса удовольствие. Жить тоже вредно — от этого умирают. Опять же, есть ведь сумасшедшие люди, которые и масла не едят (холестерин), и сахара в чай не кладут (углеводы), и мало ли каких еще удовольствий себя лишают. Никакая статистика не может убедить курильщика бросить. Риск выше — ну так что же? Есть люди, которые очень даже любят рисковать жизнью. На этом целые виды спорта основаны.

На самом деле, не в том неприятность состоит, что все это вредно. Бросила я вовсе не поэтому. Я бросила потому, что мне не нравится идея быть прикованной к каким бы то ни было привычкам. И потому, что надоело кашлять по утрам — очень доставал кашель. Вообще одышка мучила меня довольно сильно: я одно время работала на четвертом этаже одного сталинского здания и никогда не доходила до своего этажа в один прием — после третьего приходилось отдыхать на лестничной площадке. И это в 22 года! Но, повторяю, если бы дело было только в одышке — я бы курила и по сей день. Смущало меня совсем другое.

Сигареты рано или поздно начинают вами управлять. Пример: поздний вечер. Кончилось курево. За окнами — ноябрь, дождь со снегом, до ближайшего ларька — пятнадцать минут пешей ходьбы. Да хоть две минуты — все равно, отсутствие сигарет заставляет вас одеться и выйти из дому в такое время и в такую погоду, когда вы ни за каким чертом не поперлись бы на улицу: ни за хлебом, ни за газировкой, ни за чаем — а за сигаретами попретесь, как миленькие! Сколько раз читала я дневники каких-то путешественников или просто людей, оказавшихся волею судеб в безлюдных местах без запасов еды, воды и прочего — и всегда находится кто-то, кто больше всего жалеет об отсутствии сигарет! Даже Робинзон Крузо у Дефо, когда полностью наладил свое хозяйство, все жалел о том, что нет табака. Я когда-то (совсем не было денег) летней ночью собирала окурки, а потом дома потрошила их и набивала высыпавшимся табаком папиросные гильзы. Даже чай курила однажды! До чего только не дойдешь, чтобы удовлетворить пустяковое, идиотское желание. Как глупо подчиняться собственной прихоти и совершать ради этой прихоти неумные поступки — вместо того, чтобы просто вырвать ее с корнем и почувствовать себя свободным человеком…

Я не хочу никого убеждать бросить курить. Не хотите — не бросайте. Дело ваше. Этот рассказ я пишу для того, чтобы те, кто хочет бросить, те, кто хоть однажды об этом думал, могли убедиться, что это можно сделать относительно легко.

Я бросила курить год назад, и мне совершенно не хочется начинать снова. Всякий раз, как я вижу ларек, где продают десятки разноцветных пачек, меня разбирает веселье: сколько же существует способов заставить человека тратить время, деньги, здоровье… Сигареты — это же просто ДЫМ, и ничего больше! Но как легко человеку заставить себя работать на этот дым, лезть из кожи вон для того, чтобы обрести возможность сжечь пару десятков вонючих палочек и вдохнуть то, что от них останется.

Как именно я бросила? А очень просто: ПЕРЕСТАЛА курить. Просто в какой-то момент сказала себе: та сигарета, которую я выкурила пять минут назад, была последней. Не «сейчас я выкурю последнюю и брошу», а «последняя уже выкурена» — именно так, если вы не хотите еще два года курить «свои последние». До того я пробовала, и сокращать, и «временно» — на неделю — бросать, но все равно закуривала, как только возникало желание. Если вы хотите бросить по-настоящему, нужно прилагать все силы не к тому, чтобы сдерживать возникшее желание закурить (это только будет вас злить), а к тому, чтобы это желание вообще не возникало.

Наблюдая за курильщиками, старайтесь чувствовать некоторую отчужденность: «Надо же, они курят. А вот я — нет. » Старайтесь не испытывать при этом никаких эмоций — ни положительных, ни отрицательных. Думайте об этом так же, как могли бы думать, глядя на дерево — «вот дерево, а вот я». Дерево — это дерево, а вы — это вы. Они — курящие, вы — некурящий.

Вам не нужны ни жвачки, ни никотиновые пластыри. Это все — товары для курящих, которые пытаются подольститься к своей привычке. Вам они ни к чему. Ваша привычка умерла.

Как только у вас появится мысль, что неплохо бы закурить, поймайте себя на этой мысли. Это говорит ваша привычка. Посмотрите на нее со стороны с легким удивлением: надо же, привычка еще жива и даже подает голос. Мысль о том, чтобы закурить, появляется у вас в силу инерции. Осознайте, что желание закурить, включая даже физические симптомы, принадлежит не вам, а вашей привычке. Вы не хотите курить, иначе вы не бросили бы. Вы совершили сознательный акт отказа от курения, приняли решение.

Если вы закурили — будь то на вечеринке или где-нибудь еще — не пугайтесь и не кляните себя за то, что поскользнулись. Вместо этого попробуйте наблюдать за тем, какие ощущения доставляет вам курение сейчас, когда вы уже не курите. Почувствуйте непривычный вкус табака, почувствуйте, как странно вам держать в руке сигарету — вы же не курите. Посмотрите на себя со стороны и улыбнитесь. Ну, разве не странно? Возможно, вам даже захочется потушить сигарету в пепельнице — она вам совершенно ни к чему, ведь правда?

Многие пытаются бросить, навязывая себе запреты («сегодня я не курю до обеда», «завтра целый день не буду курить»), но такой подход никогда не работает. Почему? А потому, что человек всегда тянется к запретному, потому, что такой отказ воспринимается как мучительный. Вы знаете, что насилуете себя, и считаете, что иначе нельзя. Это неправильно. Человек — свободное животное. Вы пробовали когда-нибудь надеть на котенка ошейник? Он не успокоится до тех пор, пока не избавится от этой помехи. Так же будет с любым насилием, которое вы пытаетесь совершить над самим собой: вы не успокоитесь, пока не нарушите запрет, пусть даже собственный.

Все это происходит оттого, что вы воспринимаете свою привычку как часть самого себя. «Привычка — вторая натура». Может быть, это и так, но ведь не первая же! Привычка — это ваша тень, которая может настолько искусно принимать позу хозяина, что нередко сливается с ним. В тот момент, когда вы перестанете бороться с ее существованием, в то же время не позволяя ей реализоваться, вы станете некурящим.

Итак, когда вы бросите курить, твердо помните: любая мысль о курении — не ваша личная мысль и не может влиять на ваши поступки. Не пытайтесь понять, так ли это на самом деле, просто поверьте в это как в факт. Чем больше вы будете спорить с собой, курить вам или не курить, тем бесполезнее это мероприятие. Вы — некурящий, а желание закурить принадлежит призраку вашей покойной привычки.

В заключение хочу добавить, что я не беру на себя ответственности за состояние здоровья тех, кто будет бросать курить согласно моему методу. Если у вас есть ощущение, что отказ от курения может пошатнуть ваше здоровье, обязательно посоветуйтесь с врачом. Если для вас мой метод не сработает — что ж, он сработал для меня, и мне просто хотелось им поделиться.



Оксана Лифер
– Эмоциональность? Мягко сказано. Скорее, реактивность. Сладкое студенчество ее уже не тешит, так душа просит совершенствования профессионализма в реальной жизни. И поскорее. Противоречивость во всем, но те, кто устоял перед ее характером, во всей силе почувствовали, что значит быть ее другом, коллегой, любимым.

- Помнишь ли ты свою первую сигарету? Что подтолкнуло тебя к этому эксперименту?

- Среди людей я никогда не курила и мне даже не хотелось этого делать. Я всегда сопротивлялась толпе. Первая сигарета была закурена в 18 лет. Почему–то мне показалось, что если я выйду на балкон, возьму сигарету, то буду выглядеть такой одинокой, тоскливой, и сигарета сможет помочь мне прочувствовать еще больше трагизма и одиночества. Это так красиво. И мне вдруг стало себя так жалко, что я пошла и купила себе сигарету. Знаешь, мои ожидания полностью оправдались. Я получила кайф уже от того, что закружилась голова: в голову ударил никотин, который раньше моему организму не был знаком.

- Сколько сигарет ты выкуривала в день?

- Сначала совсем немного. Одну выкурю, а потом не курю лет сто. Потом опять за сигарету. Серьезно я начала курить, когда стала встречаться с любимым человеком, выкуривающим за день неимоверное количество сигарет. Для него это было нормой жизни, и я постепенно тоже втянулась в эту норму: курила, курила, курила. В день уходило больше десяти сигарет.

- Ты замечала в себе какие-то перемены?

- Да. Я курила примерно год, но со временем решила ограничить себя в никотине. И что? У меня ничего не получилось. Тогда я пришла к выводу, что или вообще не курить, или продолжать курить.

- Что же стало главным толчком для того, что ты решила бросить курить?

- Естественно, близкие люди доставали меня своими «благими намерениями» и прочими профилактическими штучками, но, на самом деле, меня это не волновало и на мое решение бросить курить действовало очень слабо. Если честно, я до сих пор не знаю, почему я решила бросить курить. Наверное, потому что от меня воняло и потому, что я чувствовала, что стала зависимой от никотина. Люди, в общем, не осознают свою зависимость. Они думают, что они могут бросить курить в любой момент, а потом оказывается, что нет. Да, точно, я решила бросить курить, потому что появилось желание противостоять своей зависимости.

- Как это происходило, какие способы ты использовала?

- Я жевала постоянно «Никоретту» и, кстати, на второй день мне было уже не тяжело не закурить. Но таким способом я избавлялась от физиологической потребности курить, а самое тяжелое – это убить психологическую зависимость. Главным было для меня не сломаться, когда я переживала одиночество, потому что для меня было символичным оказаться в таком состоянии с сигаретой. Это как ритуал тоски.

- Ты пыталась как-то противостоять, найти в таких ситуациях замену сигареты?

- Да. Я начинала что-то делать. Понимаешь, на сигарету всегда есть время. А занимаясь какими-то делами я просто начинала забывать, что я вообще курю. И забыла, также быстро, как и привыкла.

- Что ты почувствовала, когда вновь стала некурящей?

- Мне было очень прикольно. Было ощущение, что я сама могу руководить своей жизнью и своими поступками. На самом деле, курить – это паршиво. Я из тех людей, которые постоянно находятся на грани чего-то грехоподобного. И сигарета, вернее, отказ от нее, была в каком-то роде испытанием для меня.

- На прочность?

- Может быть. Для меня сигарета была показателем того, что к плохому можно привыкнуть очень легко. Поэтому мне очень нравится народная мудрость: «Чтобы не бросать, лучше не начинать курить». А еще я на всю жизнь запомнила слова Бернарда Шоу: «Сигарета – эта палочка, на одном конце которой огонек, а на другом – дурак». Чувствовать себя дурой? Извините, это не для меня!

Комментирование закрыто.