Качественная отрава

23 сентября 2009 /  
Рубрика: Табак и алкоголь

Статистика смертности от отравлений алкоголем дает неутешительные цифры. В связи с этим возникает закономерный вопрос о том, насколько разные алкогольные изделия отличаются по токсичности и какие компоненты повышают их токсичность.

Средства массовой информации дают простой и кажущийся очевидным ответ на этот вопрос: все дело якобы в поступлении в продажу фальсифицированных алкогольных изделий, в которых содержание особо токсичных веществ превышает установленные нормы.

Принято считать, что безопасным или относительно безопасным для здоровья является только качественное алкогольное изделие, а критерием качества служит соответствие Государственному стандарту. Если же обнаруживается, что содержание контролируемых веществ в алкогольном изделии превышает установленные нормы, то такое изделие объявляется особо опасным для жизни и подлежит уничтожению.

Многие специалисты убеждены, что изделия, отвечающие требованиям ГОСТа, являются безопасными, а несоответствие стандарту указывает на вредность для здоровья. Таким образом, качество и безопасность повсеместно используются как синонимы. Такая ситуация упрощает и искажает реальную ситуацию, дезориентирует население и формирует ложные представления о сути проблемы у тех, кто отвечает за охрану здоровья населения.

Стандарты основных разновидностей алкогольных изделий были разработаны около 100 лет назад и с тех пор практически не изменялись. Наиболее жестко регламентировано содержание химических примесей у водок. Это делается по причине того, что даже небольшое количество примесей, содержащихся в исходном сырье — этиловом спирте (этаноле), может существенно сказаться на потребительских свойствах (вкусе и запахе) водки. В наибольшей степени на эти свойства влияют такие вещества как альдегиды, сивушное масло, эфиры и метиловый спирт, поэтому ГОСТ регламентирует водки, в первую очередь, по этим показателям. Прочие алкогольные изделия своими потребительскими свойствами часто обязаны именно различным примесям и поэтому их содержание обычно вообще не регламентируется.

Согласно действующему ГОСТу для водки установлены предельные концентрации следующих четырех компонентов: альдегиды, сивушное масло, метиловый спирт (метанол) и сложные эфиры. Можно предположить, что выбор этих четырех показателей обусловлен их особой токсичностью и если содержание хотя бы одного из них превысит установленные нормы, то алкогольное изделие превращается из безопасного в токсичное.

Так ли это на самом деле?

Альдегиды. Уксусный альдегид чрезвычайно ядовит, если попадает непосредственно в кровь. При внутривенном ведении он в тысячу раз токсичнее этанола. Однако при попадании в желудок он теряет основную долю своей токсичности и, в этом случае, почти не отличается по токсичности от этанола. Поэтому считать, что повышенное содержание альдегидов делает водку более токсичной, почти нет оснований. Основной недостаток уксусного альдегида заключается в том, что он придает водке жгучий привкус и неприятный запах. Но альдегиды формируют букет многих вин и коньяков. Если в водке содержание альдегидов превышает 8 мг/л, то она признается некачественной и подлежит уничтожению. Между тем, в коньяках содержание альдегидов обычно колеблется в пределах 30-50 мг/л, причем в коньяках нередко присутствуют в больших концентрациях обладающие канцерогенными свойствами альдегиды фуранового ряда, в частности, оксиметилфурфурола (до 20 мг/л). В винах содержание альдегидов обычно колеблется в пределах 10-50 мг/л, но может достигать 250 мг/л, а в хересе — до 600 мг/л.

Сивушное масло представляет собой смесь высших спиртов, органических кислот и других соединений, образующихся при ректификации спирта сырца, часть которых неизбежно остается в этиловом спирте. Острая токсичность высших спиртов лишь в 1,5-3 раза превышает токсичность этанола, а весь коктейль под названием «сивушное масло» ядовитее этилового спирта в 3,5 раза. С точки зрения токсикологов, это совсем немного, но с точки зрения технологов, водка, содержащая более 4 мг/л сивушного масла, является некачественной. Причина все та же — сивушное масло придает водке неприятный вкус и запах. Однако при изготовлении (брожении) вина, получаемый в результате этанол не проходит ректификацию. Неизбежно получаемое в результате брожения сивушное масло не удаляется. Поэтому содержание высших спиртов в винах колеблется от 250 до 650 мг/л. В некоторых алкогольных изделиях (ром, бренди, виски) сивушные масла специально сохраняются, ибо именно они придают этим изделиям столь ценимые любителями-потребителями вкус и запах. Эти изделия содержат от 1000 до 4000 мг/л высших спиртов. В коньяках, в отличие от водок, содержание высших спиртов не нормируется и может достигать 2000 мг/л.

Метиловый спирт относится к числу примесей, от которых трудно избавиться при ректификации этилового спирта. Он нередко является источником случайных отравлений, так как по внешнему виду, вкусу и запаху мало отличается от этилового спирта. Смертельная доза метанола, по разным данным составляет от 30 до 250 мл. Согласно ГОСТу, для водок объемная доза метилового спирта, в пересчете на безводный этиловый спирт, не должна превышать 0,05% или 400 мг/л. Это означает, что для получения минимальной смертельной дозы метанола (30 мл) человек должен подряд выпить 15 бутылок фальсифицированной водки, в которой содержание метилового спирта в 10 (!) раз превышает норму. Основным источником метанола при производстве натурального этилового спирта и вин служат пектиновые вещества. Его концентрация в белых винах обычно составляет до 240 мг/л, в красных — до 3000 мг/л, а в плодово-ягодных — до 6000 мг/л. Но такие показатели содержания метанола не являются основанием для признания этих вин некачественными. В коньяках содержание метанола регламентируется, но на значительно более высоком уровне, чем для водки — 1000 мг/л.

Сложные эфиры представляют собой продукты взаимодействия спиртов с органическими кислотами. Они сообщают спирту несвойственный ему запах, поэтому их содержание в водке ограничивает показателем 30 мг/л. Однако эфиры относятся к малотоксичным соединениям и в указанных концентрациях опасности для человеческого организма не представляют. В винах содержание сложных эфиров намного больше, чем в водке, достигая максимума (до 1000 мг/л) в хересе.

Результаты проведенного анализа содержания регламентируемых веществ суммированы в Таблице.

Таблица. Регламентируемое (*) и реальное содержание контролируемых ГОСТом веществ в алкогольных изделиях (мг/л)

Альдегиды 8* 30-50 10-60
Сивушное масло 4* 500-2000 250-650
Метанол 400* 1000* 100-6000
Эфиры 30* 80-800 100-1000

Эти результаты показывают, что если по-прежнему считать качество (то есть соответствие стандартам) водки показателем ее токсичности, то придется признать, что коньяки и вина суммарно в сотни раз токсичнее водки и основную массу отравлений должны вызывать не водка, а коньяк и херес.

Если не учитывать другие, не нормируемые стандартами примеси, то приходится признать, что реальная токсичность водки и других алкогольных изделий определяется всего одним компонентом — этиловым спиртом. Средняя разовая смертельная доза 96% этилового спирта для человека с повышенной толерантностью весом 70 кг при однократном приеме составляет 400 мл. Регламентируемые ГОСТом примеси, даже в концентрациях, многократно превышающих нормируемые, способны повысить токсичность этилового спирта всего примерно на 1%. Отсюда следует, что качество алкогольных изделий не имеет никакого отношения к их безопасности. Отравиться можно при употреблении любой водки, все дело в ее количестве.

При этом алкогольные изделия все же отличаются по токсичности. Учитывая огромные масштабы потребления алкоголя и алкогольных отравлений, снижение токсичности алкогольных изделий в целом хотя бы на 1% только в Украине будет ежегодно спасать около 100 жизней.

Повышенная токсичность алкогольных изделий может быть связана со следующими факторами.

  1. Фальсифицированная водка часто изготавливается не из пищевого, а из синтетического или гидролизного спирта. Существующие стандарты вроде бы должны показывать, из какого сырья был изготовлен спирт. Однако современная технология изготовления непищевых спиртов позволяет изготавливать продукцию, которая вполне соответствует стандарту по четырем вышеуказанным показателям. При этом в этих спиртах остается множество других потенциально токсичных примесей, содержание которых не контролируется.
  2. Как было указано выше, вина и коньяки имеют значительно более высокую концентрацию метанола и других компонентов, чем водки. И если в водке эти компоненты токсического действия почти не оказывают, то потребление их в вине может привести к интоксикации, однако скорее не к острой, а хронической. Метанол окисляется в печени человека в 5-6 раз медленнее, чем этиловый спирт. Поэтому отравление небольшими дозами метанола проявляется не сразу, а по мере накопления в организме его метаболитов — формальдегида и муравьиной кислоты. О хронической токсичности вин свидетельствуют данные о смертности от алкогольного цирроза печени. Например, в Украине в Закарпатской области, где традиционно потребляется больше вина, смертность от острых отравлений алкоголем примерно такая же, как в среднем в Украине, а смертность от цирроза печени — в несколько раз выше. Самый высокий уровень смертности от цирроза печени в мире наблюдается в Венгрии, где потребляют много алкоголя, преимущественно в виде вина.
  3. Помимо водок, существует множество других напитков, называемых ликеро-водочными изделиями, для изготовления которых используется множество компонентов. Хотя эти компоненты сами по себе могут быть вполне безвредны, в сочетании с этиловым спиртом они могут становиться токсичными. Общеизвестно, что алкоголь несовместим со многими лекарственными препаратами, в том числе с такими известными, как аспирин, нитроглицерин и левомицетин. Прием этих препаратов на фоне даже малой дозы алкоголя может вызывать отравление, вплоть до смертельного. В состав алкогольных изделий могут входить соединения, обладающие негативными эффектами в сочетании с этиловым спиртом. Перечень разрешенного для изготовления ликеро-водочных изделий растительного сырья включает 93 наименования, но ни одно из них не исследовалось на предмет токсичности в сочетании с этиловым спиртом. Между тем, это растительное сырье может содержать сильнодействующие токсичные природные соединения, например, синильную кислоту (присутствует в миндале, косточках вишен, абрикосов, персиков). Некоторые природные соединения могут существенно влиять на скорость метаболизма этанола в печени, что также влияет на токсичность алкогольного изделия.

Для учета влияния этих факторов необходимо исследовать каждое алкогольное изделие на предмет его суммарной токсичности. Кроме того, необходимо указывать на содержание в них компонентов, особо опасных для людей с определенными патологиями. Безусловно, такая работа требует существенных затрат, но только после ее проведения можно будет ответственно заявлять, какие алкогольные изделия более опасны, и не допускать на рынок наиболее токсичные из них, вместо того, чтобы безосновательно пугать людей нестандартной водкой.

Ответственность за проведение таких работ, в первую очередь, должны взять на себя представители государственных органов здравоохранения и стандартизации. Однако нужно учесть, что у государственных органов мало средств на проведение такого рода исследований, к тому же чиновники не склонны ломать существующую систему, даже если она не отвечает своим задачам.

В этих условиях ответственность могла бы взять на себя алкогольная индустрия, ведь именно ее изделия приводят к отравлению тысяч людей. Если алкогольную индустрию заботят жизни потребителей ее изделий, то она должна была бы сделать все от нее зависящее для снижения токсичности этих изделий. Однако алкогольная индустрия вместо этого предпочитает тратить огромные средства на прямую и косвенную рекламу, в том числе на распространение мифа о том, что можно отравиться только некачественной водкой. Ей это выгодно, так как потребитель в ответ на эти мифы готов платить огромные деньги за защищенные этикетки, пробки и подобное оформление емкости алкогольного изделия. Потребитель считает, что, покупая более дорогую водку, он защищает свое здоровье, а на самом деле получает такую же отраву. Дельцы алкогольной индустрии прекрасно знают, что существующие стандарты являются стандартами только вкуса и запаха и не имеют никакого отношения к токсичности алкогольных изделий. Однако им выгодно поддерживать миф о том, что качество является синонимом безопасности. Если же признать, что любое алкогольное изделие является токсичным, да еще печатать на этикетке уровень этой токсичности и содержание особо опасных (помимо самого опасного — этанола) компонентов, то потребитель станет совсем по-другому относиться к покупке алкогольных изделий. Потребитель может даже совершить поступок более опасный для алкогольной индустрии, чем смертельное отравление алкоголем — вообще перестать покупать алкогольные изделия. Хотя отравившийся навсегда покидает ряды потребителей, про него всегда можно сказать, что «не надо было экономить, надо было дорогую водку в приличном магазине покупать» и тем самым привлечь других потребителей больше тратить на алкогольные изделия. Если же человек просто перестает отравляться алкоголем, поняв, что любое алкогольное изделие токсично, то он мало того, что сам покидает ряды потребителей, но и негативно влияет на остальных, которые тоже могут задуматься о том, что же такое на самом деле «качество» алкогольных изделий и стоит ли тратить на него деньги.

В этом отношении алкогольная индустрия не отличается от табачной, которая уже давно поняла, что показатели уровня смол и никотина, определяемые курительной машиной, являются сугубо технологическими показателями, не имеющими никакого отношения к поступлению вредных веществ в организм курильщика. Однако она упорно печатает эти уровни на пачках сигарет и рекламирует так называемые «легкие» сигареты как менее опасную альтернативу. Табачная индустрия обладает всеми средствами и возможностями, чтобы реально снизить токсичность сигарет и тем самым хоть немного уменьшить бремя связанных с табаком смертей, но она не делает этого, так как это коммерчески невыгодно.

Алкогольная индустрия также продолжает ради прибылей сознательно обманывать своих потребителей мнимым качеством своих изделий. Но цена этого обмана — человеческие жизни.

Константин Красовский, директор Информационного центра по проблемам алкоголя и наркотиков.

При написании данной статьи были использованы работы заведующего лабораторией токсикологии НИИ Наркологии МЗ Российской Федерации, профессора Нужного В.П. и его коллег.

Комментирование закрыто.