2.1 Психология журналистов, пишущих на темы легальных и нелегальных наркотиков

10 октября 2009 /  
Рубрика: СМИ пишут ...

В этой части мы хотим поразмышлять над тем, какими средствами журналисты пользуются в освещении данной тематики, какие задачи они при этом решают, и в чем может состоять психологическая подоплека происходящего. Чтобы проанализировать этот вопрос, мы попробуем привлечь как результаты мониторинга прессы, так и наработки некоторых зарубежных авторов, а также результаты интервью с теми, кто пишет, и теми, кто служит для них источником экспертной информации.

От анализа индивидуально-психологических аспектов поднимаемых журналистами тем мы перейдем к тем закономерностям, которые проявляются на уровне социальной психологии, общественного сознания, взглянем на то, как идеологические наслоения повлияли на характер обсуждаемых в СМИ тем.

Далее мы обсудим, какие задачи можно решать такими средствами, и какие средства подходят для поставленных нами задач. А эта тема «артериальная гипертония» — как дополнение к размышлению.

Итак, кое-что о психологии освещения темы наркотиков в СМИ.

2.1 Психология журналистов, пишущих на темы легальных и нелегальных наркотиков

Журналисты, как и представители некоторых других профессий, нередко оказываются тонкими знатоками человеческой души. И, наверное, многим журналистам хочется не только знать и понимать то, что происходит с людьми, но и влиять на это. В этом смысле журналиста можно сравнить с психологом или психотерапевтом, который помогает людям решить их проблемы.

Хороший психотерапевт создает условия для того, чтобы пациент нашел выход из создавшейся проблемной ситуации, при этом пациент обычно не замечает того, что именно делает психотерапевт. Ему кажется, что он сам нашел решение своей проблемы. Хороший журналист пишет так, что это подталкивает его читателей к размышлениям и помогает им найти лучшие пути.

Плохой психотерапевт может действовать так, что фактически использует пациента для решения своих собственных проблем. Вероятно, иногда некоторые журналисты, у которых болит что-то свое, становятся похожими на такого психотерапевта и используют свои публикации как лекарство для себя. Мы далеки от того, чтобы считать это виной журналистов. Психологические проблемы возникают у всех, и далеко не всегда имеются достаточные ресурсы, чтобы справиться с этими проблемами быстро и без потерь. Если в публикации просматривается, что у журналиста есть проблема в той тематике, о которой он пишет, вероятно, ему необходима помощь. В этом разделе речь пойдет о том, по каким признакам можно увидеть, что возникли какие-то неполадки.

Пока поступающая извне информация поддерживает уже сложившиеся у человека представления о мире и о себе, он живет в согласии с самим собой. Совпадение идеального представления о себе с реальным восприятием определяет душевное благополучие человека.

Но если наметились расхождения, возникает внутренние напряжение, побуждающее изменить либо идеальные представления, либо реальное положение дел, либо не воспринимать информацию. Формирующаяся защита ограждает сознание от неприемлемой информации.

Если новая информация не укладывается в существующие представления о мире и месте человека в нем, то возникающую проблему можно решить следующими способами: изменить мир (стать революционером), изменить представление о своем месте в мире (стать конформистом), изменить эту новую информацию (стать журналистом).

Разумеется, наиболее ярко такие защиты проявляются в психотерапевтической практике. Но и в обыденной жизни их можно часто наблюдать. Некоторые из них можно обнаружить и в материалах СМИ. Давайте познакомимся с вариантами психологических защит и проиллюстрируем их примерами из мониторинга СМИ. Из всех обсуждаемых веществ алкоголь выглядит как наиболее знакомое вещество, и в СМИ мы видим самый широкий спектр мнений. Поэтому используем именно эти примеры для отслеживания психологических аспектов работы журналиста.

Журналистов, пишущих на алкогольные темы, немного, но вероятно, у каждого из них есть какая-то особенная причина писать именно то, что он пишет. Давайте оценим спектр этих причин, опираясь на материалы мониторинга украинской прессы середины 2002 года.

Классифицировать эти работы можно по-разному. Первое, что напрашивается, это (1) про-алкогольные публикации, которых большинство, (2) анти-алкогольные и (3) нейтральные. Однако, с позиций психологической подоплеки, интересно различать публикации (1) для журналиста, (2) не преследующие персональной выгоды и (3) для людей.

Поскольку одной из задач данной части является анализ проявления психологических защит, то наиболее многочисленная группа примеров – это примеры публикаций для себя. Сюда входят все примеры проалкогольных статей, которые, на наш взгляд, защищают алкогольный выбор их авторов.

Публикации для себя

Тема водки, алкоголя вообще, почему-то чрезвычайно привлекательна для журналистов. Слово «водка» можно увидеть в заголовке статьи, где об алкоголе вообще нет ни слова. Например, статья «Сначала водка, потом — кино» в газете «Сегодня» 15.06.02 рассказывает о проблемах кинематографа. Единственное упоминание в ней водки заключается в том, что в советское время доходы от кинопроката были в бюджете вторыми после водки. И только.

Такое явление, когда заголовок мало соответствует теме публикации, встречается нередко. Вероятно, при выборе заголовка журналист или редактор выбирают заголовок, который им кажется более звучным и более значимым, чем содержание статьи. Здесь мы наблюдаем так называемое «замещение». Сущность данного механизма психологической защиты состоит в том, что, оказавшись не способным достичь намеченной цели (в данном случае, подготовить убедительный материал), человек замещает ее иной целью и продолжает к ней стремиться с прежним упорством.

К сожалению, большинство статей на алкогольные темы, являются воплощением лозунга «Я сам пью и вас заставлю!»

По всей видимости, у авторов таких статей есть некоторые проблемы с оправданием собственных алкогольных пристрастий, и потому они используют служебное положение в личных целях – находят и готовят такие материалы, которые позволяют преодолеть внутриличностный конфликт и перестать задавать себе вопрос «а не слишком ли много я пью?» Тем читателям, которые в профессиональном или бытовом плане сталкивались с сильно пьющими людьми, оправдывающими свое пьянство и отрицающими все связанные с этим проблемы, без труда найдут в таких материалах немало перекликающихся с этими оправданиями идей.

Здесь мы видим проявление психологической защиты, которую называют «отрицание». Отрицание является ведущей и первостепенной психологической защитой всех зависимых личностей. Человек отрицает свои проблемы с потреблением алкоголя, вытекающие из этого проблемы с близкими людьми, с работодателем, иногда с правоохранительными органами. Созависимые личности, которыми нередко становятся члены семьи алкоголиков или наркоманов, отрицают проблемы взаимоотношений в семье, свою зависимость от своего зависимого родственника и т.д.

Пример отрицания в СМИ – популярные пивные заголовки: «Губит людей не пиво», «Пиво людей не губит», «Пиво губит не людей».

Какими средствами достигается продвижение лозунга «Я сам пью и вас заставлю!»?

«Звезды тоже пьют»

На целый разворот пример в газете «Собеседник»17-18, 2002. Алкогольные развлечения и приключения звезд здесь описываются как героические без тени какого-либо смущения или критики. Одного в вагон грузили, как мешок картошки, а потом наряд милиции снял с поезда, и выпустил среди ночи без копейки денег и билета. Другой вспоминает, как, проводив девушку домой, заснул на скамейке возле метро и проснулся только утром, когда народ на работу повалил, гордо поднялся, поправил галстук и поехал в институт на лекцию. Третий напился на открытии нового ресторана и после посещения туалетной комнаты возвратился к приятелям без штанов. Все эти геройства описываются радостно и обнадеживающе: «И звездам так можно, и всем остальным». Здесь мы видим проявление психологической защиты, называющейся «идентификацией». В этом случае человек как бы прячется за каким-то образом или приписывает себе черты другого человека. Не вполне принимая себя, человек подсознательно стремится быть на кого-то похожим, чувствует себя как кто-то. Идентификация чрезвычайно выражена в подростковом возрасте. Черты кумиров подросток присваивает себе и постепенно взрослеет, примеряя на себя разные маски и разные роли. В данном примере мы видим идентификацию авторов с много пьющими и преуспевающими в своем деле людьми: «Зачем мне задумываться о том, не слишком ли много я пью? Достаточно посмотреть на лучшие образцы!» Свои проблемы авторы подобных публикаций, возможно, решают, а вот кому-то другому, пожалуй, создают немало дополнительных проблем.

«Алкоголь полезен для здоровья»

Тезис весьма сомнителен, но иллюстрирующих его материалов великое множество. В газете «Вечерние вести» 21.06.02 читаем заголовок «Виски пить — долго жить?» Вообще-то в заметке говорится о волнистом попугайчике. Но этого можно и не прочитать, а вот слова заголовка уже кому-то добавили каплю в чашу алкогольного выбора. Кстати, в Киевских ведомостях от 31.05.02 опубликована заметка про того же попугайчика, но с гораздо более реалистичным заголовком «Пернатый пропойца – долгожитель».

Газета Киевские ведомости от 20.05.02 опубликовала статью под заголовком «Алкоголь предотвратит диабет». Речь идет лишь о том, что в присутствии алкоголя повышается концентрация инсулина в крови, а концентрация глюкозы снижается. Никаких выводов о вероятности развития сахарного диабета материал фактически не содержит. Более того, имеется оговорка: «Не следует делать вывод, что при употреблении спиртных напитков организму нужно будет вырабатывать меньшееколичество инсулина в ответ на поступление глюкозы». Но заголовок провокационно подталкивает к употреблению алкоголя якобы для профилактики диабета.

В газете Сегодня от 23.05.02 опубликована заметка «Пейте белое вино – будете здоровы!», рассказывающая об эксперименте, в котором одна группа пила белое вино, другая – пиво или другие алкогольные напитки. Сравнивалось состояние дыхательных органов. Почему-то делается вывод, что «белое вино благотворно действует на органы дыхания», а не «пиво ухудшает состояние органов дыхания». Очевидное игнорируется.

Особенно много материалов о пользе для здоровья пива, при этом встречаются материалы, ориентированные на разные целевые группы: кому-то полезно от атеросклероза, женщинам для улучшения кальциевого обмена, мужчинам для потенции и т.д. и т.п. И опять таки очень популярны заголовки, в которых утверждается полезность или безвредность пива, даже если в самой статье ничего на эту тему не написано. Любимый пивной заголовок – «Губит людей не пиво!» и часто здесь же можно встретить подзаголовок – «Пейте на здоровье!» Заманчивое предложение для сторонников пропустить по кружечке, не правда ли, тем более, если таким образом предлагается укрепить здоровье.

Вообще-то, в каждом случае можно увидеть проявления нескольких механизмов психологической защиты. Но в наибольшей степени данный пример иллюстрирует то, что называется «рационализация». Человек пьет не просто так, а потому, что это полезно для здоровья. Многочисленные рассуждения о пользе алкоголя всегда отдают рационализацией. При этом, когда рассуждающему о пользе алкоголя для профилактики ишемической болезни сердца задают вопрос о том, станет ли он регулярно принимать неизвестное вещество со жгучим вкусом, если ему сообщить, что через 50 лет риск возникновения у него ИБС снизится на 20%, большинство отвечает отрицательно. А если вместо неизвестного вещества со жгучим вкусом предложить алкоголь, то за него голосуют многие, привлекая в оправдание пользу для здоровья.

«Существует культура пития и ей надо учиться»

Тезис о том, что есть некая мера в употреблении алкоголя, известен практически всем, вот только мало кто знает, где эта мера.

Сторонники этого тезиса также нередко пускаются в размышления на тему, как много значит алкоголь в человеческой культуре, как важно соблюдать многовековые традиции, пить красиво и обоснованно. Здесь налицо уже упоминавшаяся рационализация вместе с идентификацией, стремлением присоединиться к большой и сильной «алкогольной культуре» человечества.

«Запрещение употребления алкоголя безнравственно»

Публикации, которые можно объединить данным лозунгом, лежат довольно близко к культурпитейским рассуждениям. Но они в большей мере направлены не на позитивное утверждение алкогольной культуры, а на негативную оценку попыток противостоять ей.

Традиционный ход здесь состоит в том, чтобы найти какой-нибудь факт, где из-за связанных с алкоголем проблем было принято какое-то кардинальное решение, и показывать всю его нелепость в данной культурной ситуации.

Например, в газете Высокий Замок от 20.06.02 читаем статью с подзаголовком «Чтобы водку не пили из чайников. В некоторых школах Львовщины запрещают проводить выпускные вечера, чтобы облегчить жизнь директорам». Традиционный инструмент подобных публикаций – смещение акцентов и сущности проблем. Проблема пьянок на выпускных вечерах подменяется проблемой совершенно иной – проблемой незаинтересованных в выпускных вечерах директоров.

Здесь мы снова наблюдаем так называемое «замещение». Так обозначенная проблема алкогольных выпускных вечеров имеет много аспектов. Наверное, многим родителям детей соответствующего возраста приходилось присутствовать на родительских собраниях, где обсуждается планирование выпускного вечера по сценарию взрослой пьянки. Если кого-то из этих родителей спросить, хотят ли они появления у их детей алкогольных проблем, то, конечно же, все в один голос начнут праведно возмущаться. А много ли среди них родителей, которые высказались против того, чтобы жизнь детей после окончания школы начиналась с обыкновенной взрослой пьянки?

Так же, вероятно, и журналист, видя проблему, но не видя пока путей ее решения, вдруг ухватывается за мнимый источник проблемы и пытается вытащить ее за такой хвост.

Подобный механизм нередко проявляется в публикациях СМИ, пересказывающих аргументацию индустрии. Не имея возможности обоснованно возразить по существу вопроса, представители индустрии замещают одну проблему другой и отчаянно отстаивают выгодное для себя ее решение. Например, при обсуждении вопроса о запрете рекламы алкоголя и табака, журналисты нередко заявляют, что это легальные товары, а поэтому нельзя вводить такой запрет. При этом проблема воздействия запрета рекламы на потребление этих товаров, и, таким образом, на уровень связанных с ними болезней и смертей, подменяется проблемой целесообразности немедленного введения «сухого закона» или запрета курения.

«Для употребления алкоголя существует историческая необходимость»

Статьи с этим лейтмотивом могут выглядеть как новости, как исторические очерки и т.д. Но главной их идеей обычно оказывается то, что предки наши пили много веков, никуда мы от этого не денемся, поэтому мы должны свято следовать данной традиции.

Здесь проявляется очень близкий к идентификации вариант психологической защиты, именуемый «присоединение», когда человек воспринимает себя как единое целое с другим человеком, людьми, народом, «общностью». В норме присоединение наблюдается у матери с маленьким ребенком: «мы гуляли, мы спали, мы кушали, мы какали», хотя все это обычно делает ребенок, а мать ему помогает. В семьях созависимых от алкоголя или наркотиков также нередко наблюдается присоединение. Жена, приводящая мужа на лечение, нередко говорит: «мы заболели, мы лечились», и оказывается в тупике, если ее спросить: «это он, а Вы?»

Говоря о многовековых алкогольных традициях, журналист тоже присоединяется к чему-то большому и непререкаемому – алкогольной истории своей страны. Например, в статье «Лужков омолодил водку» (Собеседник 19.06.02) речь идет о том, что Юрий Лужков вычислил год рождения водки и собирается вскоре праздновать ее юбилей. Далее перечисляются различные исторические факты, связанные с водкой. Все вроде бы выдержано в рамках исторической перспективы, но представляется, что автору особенно близки процитированные слова одного из работников музея водки: «Мы почему-то стесняемся нашей привязанности к этому напитку, стараемся поменьше о нем напоминать, а ведь водка пользуется большим авторитетом не только в России, но и во всем мире». Интересно, что сам Юрий Лужков уже много лет не употребляет ни капли водки, ни других алкогольных напитков. Это тоже характерно для многих пишущих об алкоголе – прекрасно сознавая вред алкоголя для себя лично, они не задумываются, какой вред может нанести их информация другим людям.

Здесь мы видим уже так называемое «отчуждение». Это чрезвычайно интересный вариант психологической защиты, наиболее типичной для таких конфликтов, когда разные потребности личности приходят в противоречие друг с другом. Если человеку никак не удается примирить их, найти такой вариант действий или отношения к проблеме, который бы позволил удовлетворить все конфликтующие потребности, то выходом становится изоляция, отчуждение какой-то части личности, которая не совмещается со всеми остальными. В этом случае человек может вести себя противоречиво, непоследовательно, казаться разным в разные моменты времени и не помнящим своих обещаний.

Так, с одних позиций, политик кажется себе более успешным как трезвый человек, способный быть работоспособным и благоразумным. Однако с других позиций, ему кажется, что, поднимая престиж водки, он становится более популярным «в народе». Опасные ножницы.

Здесь, конечно, перечислены лишь некоторые, наиболее частые схемы отстаивания в СМИ алкогольного выбора автора публикации. Как мы видели, они повторяют традиционные для лиц с алкогольными проблемами отговорки типа «Все вокруг пьют», «Все всегда пили», «Нужно знать свою меру, и никаких проблем».

В этом проявляется еще один очень частый механизм, именуемый «проекция», когда человек говорит и пишет вроде бы о других, но на самом деле о себе. Это чрезвычайно частый вариант психологической защиты, который можно наблюдать в обыденной жизни. Люди приписывают другим такие свои проблемы или негативные черты, которые они вытесняют у себя. Наверное, каждый сможет вспомнить из опыта собственной жизни наблюдение за кем-то, негативно высказывающемся о других, но при этом говорящем как о себе самом. На это обычно вырывается самая непосредственная реакция: «А сам-то!» Об этом же и народная пословица: «В чужом глазу соринку видит, а в своем бревна не замечает».

В публикациях СМИ примеров проекций великое множество. С журналистами, пишущими на темы потребления интоксикантов вообще происходит сплошная проекция. Пишем о себе. По тональности, ироничности легко определить, курит ли человек, баловался ли марихуаной, злоупотребляет ли алкоголем. Примеры статей об алкоголе, приведенные выше, в большинстве своем иллюстрируют именно проекцию.

Не исключено, что некоторые авторы подобных публикаций не имеют собственных проблем с алкоголем, но оказываются зеркалом отношения к алкоголю их ближайшего окружения, некоторой референтной группы. Вероятно, в этих случаях материал готовится именно для того, чтобы отвечать чаяниям этой референтной группы, успокаивать сомневающихся и утешать испуганных. К сожалению, ориентированный на довольно узкую целевую группу материал оказывается направленным на более широкую аудиторию, которой идеи приемлемости потребления алкоголя внушаются разными доступными автору средствами.

К счастью, есть и другие журналисты, которые по тем или иным причинам стремятся привлечь внимание общественности к тому, что

Алкоголь – это проблема

Вероятно, кто-то из них видит в этом свой гражданский долг, а у других могут быть и личные причины обращения к этой теме. Это может быть стремление найти аргументы для переубеждения пьющего родственника или формирования отношения к алкоголю у подрастающего ребенка. В этом случае также могут использоваться разные средства.

Впечатляющие истории из жизни

Это один из жанров антиалкогольных публикаций. Думаю, они привлекательны для тех, кто, казалось бы, испробовал уже все средства в борьбе с «зеленым змеем». В их эффективности я сомневаюсь, а вот основания журналиста для обращения к данному жанру становятся понятными. Пример — «Тещино воскресенье» из газеты Комсомольская правда от 21.06.02. Речь идет о некоем Федоре, который завязал с водкой после того, как старательно поминал тещу и в состоянии сильного опьянения решил, что она воскресла.

Эта история – характерное описание «чуда», которое единственное способно изменить жизнь семьи, страдающей от алкоголизма или потребления наркотиков одного из ее членов. Обычно члены такой семьи, особенно жены алкоголиков или родители наркоманов чего только ни предпринимают: и к врачам водят, и к знахарям, и деньги платят, а результата все нет и нет. Так возникает весьма противоречивое восприятие возможности контролировать ситуацию. С одной стороны, близкие пытаются всячески контролировать пьянство члена семьи, с другой стороны полностью теряют контроль над собственной жизнью. Вероятно, подобные чувства посещают и авторов таких статей. А у читателей может возникнуть надежда, что и в их жизни когда-нибудь произойдет чудо.

Публикации, которые как будто не служат персональным интересам

Авторы таких публикаций обычно стараются показать, что они не придерживаются ничьей стороны: ни тех, кто пьет, ни тех, кто этого избегает или страдает от пьянства других. Однако подчеркнутый нейтралитет этих публикаций тоже кому-то выгоден.

Экономические статьи об алкоголе

Эта группа публикаций стоит несколько особняком. Их авторы занимают подчеркнуто профессиональную позицию в духе «Алкоголь – это отрасль экономики, а не образ жизни или поведения». В данном случае, к алкогольной индустрии авторы относятся примерно так же, как к автомобильной промышленности или индустрии производства игрушек. Для них не важно, что успехи данной индустрии означают беды, болезни и смерти людей.

Журналист занимает подчеркнуто нейтральную позицию, предоставляя представителям противоборствующих лагерей, как ему кажется, спорить на равных в рамках формата его публикации. Такой нейтралитет, по существу, дает «торговцам смертью», которые и так делают на страданиях людей огромные деньги, возможность бесплатно рекламировать свой товар.

Можно предположить, что авторы подобных публикаций либо вообще никогда не сталкивались ни с чьими алкогольными проблемами, либо, если такие встречи имели место, то у них могут проявляться такой тип психологической защиты, как подавление.

Подавление – это бесчувственность. Когда человек попадает в психотравмирующую ситуацию, у него возникает заметная эмоциональная реакция. Однако, если психотравмирующая ситуация продолжается, постепенно эта эмоциональная реакция подавляется.

Подавление чувств также характерно для большинства зависимых состояний. Например, зависимый от табака человек утрачивает способность испытывать сильные чувства, и сигарета для него становится источником, как приятного расслабления, так и рабочей мобилизации.

За послушным повторением идей индустрии может стоять уже обсуждавшаяся идентификация.

Нередко можно встретить статьи, посвященные успехам индустрии, когда журналист фактически высказывается от лица индустрии, идентифицируется с ней.

Нередко присоединение оказывается обратной стороной подчеркнутой журналистской объективности. Вроде бы для баланса мнений приглашаются представители двух сторон, но фактически журналист присоединяется к одной из спорящих сторон, а не к публике, интересы которой в данном случае оказываются под угрозой.

Можно предложить и иное объяснение подобной позиции журналиста, идеологическое, уходящее корнями в историю Страны Советов, которую будут ощущать еще многие поколения, даже не живших в Советском Союзе людей. Те, кто когда-то не был даже пионером, сейчас только начинают писать в газетах. До редакторских должностей они дослужатся не очень скоро. Люди постарше помнят это ощущение соответствия политике партии, определявшей, как и какими словами нужно говорить. Говорили, как требовала политика партии, а думали и действовали в соответствии с реальной ситуацией, и часто слова и действия были противоположны друг другу. И подобное, часто не осознанное, лицемерие стало спутником многих.

Горбачевские антиалкогольные лозунги (о которых сам Михаил Сергеевич давно забыл), а вместе с ними и антитабачные вызывают у большинства стабильную оскомину. К ним в одну когорту попали и американско-европейские новомодные тенденции здорового способа жизни. Нам кажется, что они, все эти активисты из-за рубежа так же лицемерят, как привыкли это делать мы. Как и мы, говорят о борьбе с алкоголем и табаком, а в перерывах или после окончания заседания квасят и накуриваются до одури.

В совке нужно было писать по-правильному, воспитывать своим словом. Современное же обличие профессионализма — нейтральность, даже отстраненность, тщательно изображаемая объективность. Как будто бы нет зла и добра, все такое серо-буро-малиновое, все зависит от взгляда, точки зрения, интересов. Такая нейтральность очень славненько соотносится со здравым смыслом. Именно то, как поступает большинство, как думает «средний троечник», и является нынешним внутренним ориентиром в освещении социальных тем, чем прежде была политика партии.

Журналист, который верит в какую-то идею, следует ей (будь то вред алкоголя, курения или феминистические идеи) чувствует себя неловко, ему даже становится стыдно за свою принципиальность, каждым материалом он то ли извиняется, то ли желает угодить, то ли «отгавкивается» от нападок. Как будто писать за деньги откровенно рекламный материал не стыдно, это моя работа, я продаю свои навыки. А вот так точно профессионально служить интересам общества, идеи – зазорно, старомодно. Верить в эти идеи самому — позор, плохой тон, коллеги не поймут, засмеют.

Но проблема состоит в том, что, делая вид, что они над схваткой, такие журналисты, на самом деле, поддерживают позицию тех, кто подливает масла в огонь данной проблемы. Эти старающиеся казаться нейтральными публикации отчетливо транслируют идеи алкогольной промышленности. Какие именно?

1. Нельзя повышать акцизный налог. Это снизит потребление и поступление налогов в бюджет, приведет к расширению теневого производства алкогольных напитков, потере конкурентоспособности отечественной продукции на рынке.

Примеров статей на эту тему немало

- Сергей Сыроватка «Перегар» (День, 15.06.02) Хотя, причем здесь перегар, не понятно.

- Не НАДО ВОДку трогать (Бизнес, 17.06.02)

- Водка в подполье. (Киевские ведомости, 15.06.02)

- Бюджет пополнят водкой (Компаньон, 31.05 – 6.06.02)

Но ни в одной из этих статей не упоминается простая сущность акциза – это налог, который вводится на потенциально опасные и вредные товары. Его функция не только в том, чтобы собирать доходы в бюджет, но и в том, чтобы регулировать уровень потребления, ограничивать доступ населения к потенциально опасным товарам. При постоянном и постепенном повышении акцизов потребление снижается, но в меньшей степени, чем растут налоги, в результате доходы бюджета растут.

Когда речь идет о расширении теневого оборота, то это зависит не столько от уровня налогообложения, сколько от эффективности работы контролирующих органов.

2. Фальсификаты и копирование брендов: авторы утверждают, что фальсификаты опасны, а соответствующие стандартам напитки полезны. Это еще одна попытка сбить потребителя с толку. Подробнее об этом говорится в четвертой части книги.

- Дешево и сладко. (День, №111, 21.06.02)

- Плагиат со вкусом водки, (Деловая столица № 24 (58) 17.06.02)

- Экстракт дубовый, гроза коньяков (Киевские ведомости, 5.06.02)

Интересно было бы поменять в их статьях слово «водка», например, на слово «героин», который тоже, кстати, обеспечивает материальное благосостояние тысяч людей, имеет фальсификаты и бренды. Вот только налоги государственным органам платятся не в бюджет, а в карманы доблестным представителям данных органов. Да, конечно, это нелегальный наркотик… Для легальных алкоголя и табака, обсуждая проблемы их производителей и поставщиков, и государственные мужи, и журналисты, разумеется, абсолютно бескорыстно пекутся только о бюджете. Вслед за древними римлянами зададим вопрос: «Кому выгодно? — Qui prodest?»

Публикации для других

Большинство антиалкогольных публикаций кажутся уместными именно в этой группе. Авторы, движимые заботой о своих ближних или дальних, приводят аргументы в пользу жизни, свободной от алкоголя или алкогольных проблем. Здесь также возможны разные средства. Рассмотрим несколько примеров.

Антиалкогольные публикации

«Кумиры тоже попадают в беду из-за алкоголя»

Вероятно, стоит заметить, что подобные материалы могут быть наиболее эффективными в отношении подростков, для которых уже упоминавшаяся выше идентификация является главной функцией их возрастного периода.

Примером может служить коротенькая заметка «Надо меньше пить…» в газете «Сегодня» от 20.06.02. «Красавчик Джексон Пристли в очередной раз загремел в больницу. На этот раз праведного героя хитового сериала Аарона Спеллинга будут лечить от наркотической зависимости и хронического алкоголизма. Впрочем, для Джексона все это не впервые. Актер заявил, что на этот раз постарается побороть себя и расстаться со всеми своими пороками, чтобы снова служить примером подрастающему поколению поклонников его героя Брендона Волша из сериала «Район Беверли Хиллз». Хотелось бы верить!» Использованные выражения показывают, что для героя заметки все, что связано с алкоголем и наркотиками, действительно представляет проблему. В больницу он «загремел», и «постарается расстаться со всеми своими пороками».

О других «сильных мира сего» повествует газета Молода Галичина в статье «Лишь бы сессия не стала смертельной» (13 июня 2002 г.). Разумеется, у автора мог возникнуть соблазн призвать читателей к равнению на депутатов, однако возлияния в парламентских буфетах он описывает как проблему, с которой пытается, но никак не может справиться руководство Верховной Рады.

Еще один пример – заметка «Памела Андерсон не выйдет замуж за пьяницу» (Комсомольская правда, 15.06.02). Автор отчетливо показывает непривлекательность положения «замужем за пьяницей». При этом, наверное, особенно важно было показать то, что и для топ модели и актрисы это проблема, а не только для тети Маши из соседнего дома. Но той же тете Маше данный материал показывает неплохой выход – не соглашаться с судьбой жены алкоголика.

Трезвость может быть нормой

Материалы, объединенные в эту группу, повествуют о людях, для которых «нормально не пить».

К сожалению, примеров немного. В газете «Факты» от 15.06.2002 опубликована статья об украинских поклонниках Толкиена, в которой, в частности, говорится: «Эльфам как духовным личностям нельзя выражаться матерными словами. А всем игрокам без исключения запрещено употреблять спиртные напитки». Правда, автор Александра Денисова пишет об этих людях, как о сумасшедших, но все же относится к ним с симпатией и создает привлекательный их образ. Возможно, благодаря этой статье, еще кому-то захочется присоединиться к субкультуре толкиенистов и тоже не употреблять спиртных напитков. Правда, по данным нашего исследования субкультур, если толкиенисты и не употребляют алкоголя, то, пожалуй, только во время игр, так как в остальное время они обычно пьют.

Более убедительная статья — Крутой «эскулап» — подготовлена Алексеем Павловым (Общая газета, 13-19.12.01). Здесь никаких усмешек или оговорок. Речь идет о деревне Поляна Воронежской области, в которой эпохальное постановление «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма», в отличие от других городов и весей, принялись исполнять всерьез. И когда в первые годы приезжали люди перенимать опыт, председатель сельхозартели, в отличие от других участников комиссий, обмывавших «обмен опытом» в ближайшей лесополосе, этим не занимался. Последовав председательскому примеру, деревня постепенно вошла во вкус трезвой жизни, и уже пятнадцать лет похмельем в ней никто не страдает. И с тех пор в этой деревне не наблюдается ни вымирания, ни деградации, и сюда перебираются специалисты из других развалившихся хозяйств области.

Особенное впечатление производит, как автор статьи сопоставляет путь данной деревни и всей страны, анализируя результаты последующего «разрешения алкоголя».

Навигация по разделу — о средствах массовой информации (о СМИ):

1.1 Чем наркотики как товар отличаются от других предметов потребления
1.2 Чем наркомания как болезнь отличается от других болезней
1.3 В чем могут состоять цели СМИ в освещении темы легальных и нелегальных наркотиков
1.4 Могут ли СМИ влиять на потребление алкоголя, табака и наркотиков?
2.1 Психология журналистов, пишущих на темы легальных и нелегальных наркотиков
2.2 Интересы журналиста и интересы потребителя информации
2.3 Легальные и нелегальные наркотики – предмет индивидуального потребления или объект политики?
2.4 Социально-культуральные препятствия для освещения вопросов контроля над алкоголем, табаком и наркотиками в СМИ
2.5 Защита общественных изменений – почему это работает
2.6 Социальный маркетинг и политическая работа со СМИ
3.1 Стратегическое планирование. Девять ключевых вопросов для достижения ясности в построении стратегии
3.2 Сообщение, которое мы хотим передать
4.1
Как обычно выглядят статьи о наркотиках, алкоголе и табаке
4.2 Как писать о наркотиках с пользой?
4.3 Особенности освещения темы алкоголя в СМИ с точки зрения общественного здравоохранения
4.4 Как подготовить эффективный материал о табаке
5.1 Персональные истории как информация для СМИ
5.2 Результаты научных исследований
5.3 Факты не говорят сами за себя. Использование статистических данных
5.4 Международная информация по проблеме
6.1 Какую информацию можно получить от разных людей
6.2
Психологические трудности контакта «журналист – эксперт»
Приложение №1
Приложение №2

Татьяна Андреева
Анна Довбах
Константин Красовский

Комментирование закрыто.